Блог | RU

Как автоматизировать бизнес-процессы и прекратить воровство: история iCORP

Узбекистан становится все более привлекательным рынком, сюда потянулись западные и российские компании вместе с инвестициями. В январе текущего года число зарегистрированных предприятий малого бизнеса достигло 561,1 тыс., что на 13,5% больше, чем за аналогичный период 2022 года, следует из данных Статагентства РУз.

МойСклад отмечает интерес к своему продукту в этой стране, все больше пользователей начинают подключать сервис. Мы встретились с ключевым партнером в Узбекистане, компанией iCORP, чтобы обсудить особенности местного рынка и основные запросы предпринимателей.

Шахзод Дадабаев — генеральный директор, и Нил Фаттахов — руководитель отдела развития компании iCORP.

Чем занимается ваша компания?

Нил: Мы занимаемся внедрением и автоматизацией МоегоСклада, AmoCRM, телефонии. На рынке с 2016 года. Нас 26 человек. Работаем преимущественно с крупными оптовыми компаниями. Активно растем, количество клиентов за год увеличилось на 127%.

Основная задача — оптимизировать процессы так, чтобы предприниматели экономили время и деньги, а также имели под рукой всю необходимую информацию. Мы автоматизировали уже более 380 компаний, а 250 клиентов работают с нами постоянно.

Почему вдруг занялись автоматизацией, как к этому пришли?

Шахзод: Я занимался маркетингом и работал в крупных компаниях, которые сертифицированы по ISO и FIFO, но при этом у них не было единой системы управления товарооборотом. Уже тогда я понимал, что корень многих проблем как раз в этом.

Открыв в 2018 году собственное маркетинговое агентство, столкнулся с тем, что не могу контролировать своих менеджеров: сколько встреч с клиентами провели, на каком этапе воронки сделка, выставлен ли счет, оплачен ли он и т.д.

Познакомился с Вячеславом Тимофейчевым, основателем iCORP. Сошлись на бартере: он мне внедряет CRM, а я занимаюсь маркетинговым продвижением его компании. В скором времени мы стали партнерами, и теперь я один из трех владельцев компании.

Почему МойСклад?

Шахзод: Официальными партнерами МоегоСклада мы стали в марте 2020 года. Но что интересно, запрос был от самих клиентов, к нам приходили и просили установить и настроить МойСклад.

Дело в том, что в 2019-2020 году в Узбекистан хлынул поток образовательного контента, который способствовал развитию предпринимательской активности. Бизнесмены поняли, какие инструменты им нужны для развития и смогли сформулировать запрос.

Например, к нам пришел дистрибьютор, которому на курсах сказали, что главное условие масштабирования его бизнеса — это автоматизированная учетная система, чтобы он мог управлять остатками, видеть товарооборот и контролировать финансовые потоки, а без этого рост не возможен.

Пришло понимание, что оптовой компании начинать надо с учетной системы, а не с клиентской, — до CRM нужно еще эволюционировать.

Мы внедрили МойСклад уже в 104 компании, в каждой из них в системе работают не меньше 5 сотрудников, но есть и такие, где больше 30, почти все они на профессиональном тарифе. Средний чек внедрения у нас $1 500 США.

Расскажите, кто ваши клиенты и с чем к вам чаще всего обращаются?

Нил: Наши клиенты — это оптовые и торгово-производственные компании, довольно крупные, известные на рынке Узбекистана. Главный запрос — навести порядок. Можно конкретизировать: видеть остатки и прекратить воровство.

Кражи — боль наших клиентов. Вот несколько примеров.

Крупная производственная компания. Подписали договор на подключение к МоемуСкладу, клиент оплатил и пропал, не отвечал ни на звонки, ни на сообщения. Через полгода появился сам, пожаловался на то, что компания несет ежемесячные убытки в размере 6-7 тыс. долларов США, а менеджеры отказываются работать в МоемСкладе, объясняя это сложностью системы.

Мы приехали к ним в офис, стали разбираться. Как только начали переносить товарную номенклатуру из нескольких файлов Excel в МойСклад, то обнаружили, что две товарные позиции отсутствуют, сотрудники не внесли их. Это было сделано умышленно, менеджеры продавали их за наличные, а деньги забирали себе. Когда это выяснилось, и несколько сотрудников были уволены, то бизнес резко стал прибыльным. Работаем с этой компанией уже больше года.

Шахзод: Или вот более сложный кейс. Компания занимается озеленением Ташкента и других крупных городов, жалуется на кражи со склада на десятки тысяч долларов. Мы им помогли упорядочить товары по группам в МоемСкладе, на каждый товар распечатали штрих-коды и установили сканеры при входе на склад. Все товары теперь сканируются по прибытии и убытии.

Также добавили виджет, который генерирует документ с QR-кодом. На КПП машина отгружает продукцию, при этом на накладной есть код, по которому сотрудник проверяет достоверность данных. Конечно, когда система стала прозрачной и вынести незаметно со склада продукцию стало невозможным, многие уволились, кого-то уволили, но кражи полностью прекратились.

А с чего вы начинаете работу с клиентами, какая задача для вас первоочередная?

Нил: Начинаем с аудита, конечно же. Смотрим, как у клиента устроены бизнес-процессы, как он ведет номенклатуру, как связаны все процессы между собой. И в 90% случаев на этапе работы с товарами оказывается, что они обозначены неправильно, много дублей. Кто-то ввел данные на русском, кто-то на узбекском, кто-то на английском, кто-то еще как-то, получается неразбериха. Нет четких названий, понятной единой классификации.

Мы как санитары леса начинаем с того, что упорядочиваем товары, разделяем их на группы, создаем единую классификацию, удаляем дубли. В МоемСкладе для этого все есть. Наша главная задача, чтобы процесс фактический и учетный совпадали.

Но это не значит, что мы установили систему и пропали, — нет. Стараемся продолжать работу, постоянно проводим аудит: контролируем, как сотрудники работают в МоемСкладе, чтобы собственник видел правильные цифры, проводим обучение для новичков.

Например, для компании, которая занимается озеленением, обучение проводим регулярно, постоянно оптимизируем процессы. Настроили им розничную торговлю, разделили склады для 20 подразделений и для 5 разных юридических лиц.

Кого сложнее автоматизировать?

Шахзод: Сложнее — производственные компании, у них процессов больше.

Например, компания по производству обоев. Не было единой учетной системы: пользовались 1С и Excel, сырье не учитывали, не было расчета готовой продукции, не было аналитики по каждому менеджеру продаж, кто и сколько продает. Им внедряли модуль производства, настраивали все расчеты, показывали, как делать аналитику, учитывать заработную плату. Также у них была проблема, что один менеджер ставит товары на бронь, а другой менеджер может эти же товары продать, но МойСклад функцию доработал и теперь бронь работает.

Есть еще крупный производственный пищевой холдинг, там была задача объединить все процессы, работать в одной системе, которая будет учитывать производство, продажи, финансы и товароучет. Важным требованием была простота и удобство. Главное, видеть остатки в режиме онлайн. МойСклад с этим справляется. Второй год с ними работаем, большинство процессов удалось наладить.

Какие сложности и особенности на рынке Узбекистана вы видите?

Нил: Рынок Узбекистана растет, бизнес активно открывается и ему нужна автоматизация. Без автоматизации невозможно расти, она нужна с самого начала. Если не вести правильно учет, то такой предприниматель обречен. Поэтому сейчас большой запрос на такие услуги.

С другой стороны, есть процесс сопротивления сотрудников внутри компаний, особенно среди кладовщиков, они всячески саботируют работу. Приходится тратить много сил на убеждение и обучение. Действовать через собственников, чтобы владелец попробовал сам и удивился, а почему это кладовщик не может. Это большая проблема, так как многие работают по 10-15 лет, предпринимателям зачастую сложно решиться на кадровые перемены или жесткие санкции.
Made on
Tilda